Book: Разносчик пиццы. Разносчик пиццы


Разносчик пиццы — Остальное — Эротические рассказы

Вот так живете себе и не представляете, какой существует чудесный сервис — «Пицца на заказ». Начинка у «пиццы» отличается особой изысканностью, так сказать на любой вкус. Вы делаете заказ, можно и по телефону. Но если данный сервис вам в новинку, то и не в тягость заехать в офис. Любезный персонал, уютная приемная, красочные каталоги, чашечка кофе с круасанами за счет заведения, пока вы выбираете «начинку».

Кто привезет пиццу, мне было все равно, хоть черный хоть мексиканец, и у тех и у других, нужно отдать должное, классные ягодицы. Но на начинке я акцентировала особое внимание. Сегодня я сделала себе выходной — позвонила на работу и сказалась занятой личными делами. Все утро было посвящено отдыху и спорту, так чтобы к приходу разносчика пиццы полностью посвятить себя дегустации. Когда раздался звонок в дверь, я как раз вышла из душа. Набросив халатик, я открыла дверь.

На пороге стоял смуглый парень в униформе. Явно у мальчика мексиканские корни, подумала я, разглядывая его. Карие глаза, черные волосы, оливковый цвет кожи, чувственные губы. Потом мой взгляд переместился на его руки. Он держал яркую коробку. Мой заказ.

 — Проходи! — и я кивнула в сторону столовой, отметив про себя, что у него руки очень красивой формы. Однако, пропустив мальчика вперед, все мое внимание сосредоточилось на его попке.

 — Стой тихо! — шепот звучал как приказ, убедительно, и не вызывал ни малейшего желания ослушаться. Одна рука слегка толкнула в спину, заставляя нагнуться вперед, а вторая по хозяйски сжала правую ягодицу.

Мальчик прогнулся, оттопыривая попку, а я не удержалась и стала активно ее массировать. Удовольствие накрыло меня с головой, я дала волю своим желаниям — что я могу сделать с этим мальчиком. И я не стала разводить сантиментов — мне захотелось большего — прямо здесь и сейчас — и я себе в этом не собиралась отказывать.

Я прижалась к нему всем телом, слегка потерлась грудью и лобком. Малыш отреагировал шумным вдохом своих молодых легких и слегка напрягшимися сосками. Последнее я могла утверждать со всей уверенностью, так как стояла, обхватив его руками, и, конечно же, не без дела — пуговки его сосочков торчали благодаря моим стараниям. Покручивая их, я даже возможно делала больно.

С возбужденным мужчиной можно делать все что угодно. Запустив руку в густые волнистые волосы, я потянула его голову на себя. С запрокинутой головой в неудобной позе он наверняка чувствовал себя неуверенно. То, что нужно. Хозяйкой положения была я. К тому же за все заплачено.

 — Раздевайся!

Похоже, мой милый разносчик пиццы не поверил тому, что услышал. Он смотрел на меня так, как будто ожидал, что я скажу, что это шутка. И кого они только берут на эту работу, немного раздражаясь, подумала я. Назвался груздем — полезай в кузовок.

 — Ну, быстро! — И так как он продолжал пялиться на меня, я дала ему пощечину. Глаза парня закрыло поволокой. Да он еще и в Теме! Тогда было непонятно, почему он ерепенится. Желая показать ему, кто тут главный, я продолжала держать его за волосы, удерживая в неудобном положении. Поглядывая на меня из-за плеча с опаской, он все же стянул брюки. Приятно было обнаружить там малюсенькие стринги, почему-то красного цвета. Чтобы снять рубашку у него ушло больше времени, думаю, что все его мысли были в будущем.

 — Ну что ты возишься, дрянь! — тут уж я не удержалась и ударила мальчика по ягодице. Звук получился таким звонким, что захотелось отшлепать его как следует.

Меня переполняли настолько сильные эмоции, и агрессия была не на последнем месте. Хотелось кричать, рычать, стонать, хотелось слышать такие же звуки от этого мальчика. Хотелось сделать больно и приятно одновременно. И пока моя ладонь не устала, я продолжала наносить удары, то по одной, то по другой ягодице.

Пятерня уже давно не отпечатывалась на коже — эта, вся такая чудесная и упругая задница была красной. Наконец я устала. И во мне проснулась нежность. Бушевавшие ранее чувства несколько улеглись, и на смену агрессии пришла некоторая умиротворенность.

 — Посмотри на меня! — я повернула его лицо к себе, настолько это было возможно в его неудобной позе.

Глаза мальчика смотрели как умоляюще, что про себя я решила, что не буду с ним слишком жестока. Вообще он производил впечатление наивного и чистого молодого человека. Даже странно.

 — Расслабься! — сказала ему я, на что он снова улыбнулся. — И, иди сюда!

Я отпустила его волосы, такие приятные на ощупь, прошлась, и села на удобный стул и вытянула ноги, кивком головы подзывая к себе. Пока он шел ко мне, в его голове, видимо, проносилась масса вариантов дальнейшего развития событий. Но, увидев мой взгляд, и вспомнив про свои бедную попку (при этом он поморщился, наверно кожа все еще горела после ударов), он опустился на колени и поднял голову в немом вопросе « Я правильно сделал?»

.

Я подняла руку, чтобы поправить волосы, он зажмурился, ожидая удара. Испуг на красивом мужественном лице. Было сладостно наблюдать, как он, мужчина, побаивается меня, женщину. Ведь любой подросток может легко обидеть меня. Физическая сила. Но что она против силы духа, силы решительности?

Как-то естественно его голова склонилась к моим ступням. Мне не нужно было его принуждать к этому. Красивые женские ножки абсолютно у всех мужчин вызывают одно желание — любоваться, хотя бы на расстоянии, прикоснуться к ним, и не все отдают себе отчет, что они хотят большего — преклонения. У моего милого разносчика пиццы были нежные и ласковые губы.

Его прикосновения волновали, такие легкие, приятные и невесомые. Касаясь моей кожи, его руки, казалось, не просто ласкали, они боготворили. Целуя пальчики на ногах, он запустил свой юркий язычок между ними, вызывая у меня новые приступы стонов. Обнаружив такое чувствительное место, парень начал импровизировать, то проводил там пальцами, слегка надавливая на область, касаясь которой из моих губ слетал приглушенный вздох, то в ход снова пускался язык.

И это выгибало мое тело в пароксизме дрожи, чудесного предвестника оргазма.

Я кусала губы. Наши глаза часто встречались и то, что он видел там, казалось, вдохновляло его на новые эксперименты. Его взгляд отвлекал меня от собственных ощущений.

 — Закрой глаза! — приказала я, но мальчик подсматривал, это я заметила, когда извлекла из кармана халатика бельевую прищепку, затерявшуюся там с прошлого раза, когда я шалила. Я приблизила зажим к его соску — трусишка отодвинулся в сторону. Эта чудесная кнопочка обладала удивительной способностью придавать мужскому члену ярко выраженную эрекцию.

Тут же, в столовой я держала веревки в одном из нижних ящиков стола. Достав длинный моток, я связала ему руки за спиной в локтях, а потом и в запястьях. Подумав, решила связать и ноги выше колен. Легкий толчок — и он не удержал равновесие и свалился на пол, посматривая на меня с ожиданием и некоторой опаской.

Быть связанным — это быть принадлежащим. Конечно, чудесно, когда раб слушается и выполняет все мои приказы, но... Раб всегда будет знать, что в любой момент может выйти из Темы, из игры. Ох, как сильно отличаются ощущения беспомощного. По крайней мере, для меня — это так. В состоянии беспомощности ощущения удесятеряются! Страх и возбуждение, подчинение и безысходность.

Слышать взволнованное дыхание мальчика, видеть его натянутое в струнку тело, осознавать его беспомощность и понимать — он АБСОЛЮТНО принадлежит мне, и ничто не в силах это изменить. Только я, хрупкая и изящная женщина могу решить, как долго ему оставаться связанным и в какой позе. Видеть полностью подвластного моей воле мужчину — ну разве это не стоит того, чтобы потратить на бондаж восемнадцать минут?!

Я достала свечку и подожгла ее.

Минутка ушла на то, чтобы растаявшего воска было достаточно. Мальчик смотрел уже с интересом. По его мнению, видимо, свеча не представляла никакой опасности. Уже первые капли заставили его извиваться и переменить легкомысленное отношение к такому невинному с виду предмету — свече. Забавный малыш. Чтобы он мне не мешал, а еще тем более, чтобы не отклонялся от капающего воска, я прижала его ножкой к полу.

Мальчик прикусил свою пухленькую губку, и было видно, что он изо всех сил старался терпеть. Легкие, едва заметные стоны, срывались, время от времени. Но, он терпел. Как хорошо, что он молчал и не просил пощады — ее не было бы. И он это понимал. Какой смышленый мальчик! Больно, я знаю, что ему больно, и это открыло нас новым ощущениям. Теперь уж его взгляд не отрывался от меня ни на мгновение, казалось, он не хотел пропустить ничего из тех чудес, что выпало испытать ему сегодня. Его зрачки сузились, мои же наоборот расширились. Я знала это точно...

Освободив мальчика от пут, я разрешила ему лечь на пол. Он заслужил этот отдых. Положив ножку прямо на причинное место, я надавливала и наблюдала за реакцией. Не за той, что была в его милых трусиках, а на реакцию организма в целом. Он уже понял, что скоро я разрешу ему кончить, и теперь он просто исходил желанием получить удовлетворение. Поддев ногой спереди его стринги, я оттянула их в сторону и начала играть с членом, периодически шлепая его ножкой. Он смешно вздрагивал, и это меня заводило еще больше. Его губы едва слышно прошептали:

 — Пожалуйста...

Я продолжала играться, слегка проводя ногой по его возбужденному члену.

 — Я вас прошу, ну, пожалуйста...

И тогда поставив ножку ему на лицо, я разрешила мастурбировать. Скоро мне этого показалось мало, и я приказала открыть ему рот и погрузила стопу прямо в жадно раскрытые губки,

 — Соси малыш, и быстрее, быстрее дрочи, ну же! — скомандовала я, и тогда он стал интенсивно мастурбировать. И через минуту он был уже готов разрядиться.

 — Да, теперь можешь кончить! — разрешила я, почти выкрикивая эти слова. Я находилась под впечатлением. Еще бы, мы были вовлечены в такую чудесную игру!

Малыш благополучно кончил.

 — Ах, как не хорошо, — пожурила его я, в ответ он улыбнулся.

 — Слижи!

Мальчик не поверил тому, что услышал, но сопротивляться у него не было сил. И так как практически вся сперма была у него в руке, то и облизывать ее было просто. Хотя пол у меня всегда чистый.

Я старалась не пропустить ни одного мгновения. Тонкое это унижение — заставлять мужчину слизывать собственную сперму. Он слегка приоткрыл рот. На мгновенье замер. Было видно, что внутренне он сопротивляется, но не может ослушаться, ведь в моем голосе была сила и желание. Эта двойственность разрывала его. Его существо стремилось к послушанию, а разум твердил свое. Все мысли были написаны у него на лице, и когда он преодолел тот внутренний барьер то, поднося руку со спермой ко рту, он посмотрел с некоторой смесью гордости и вызова прямо мне в глаза...

Едва за мальчиком закрылась дверь, я даже не успела сладко потянуться, лежа в гостиной на диване, как раздался звонок. На пороге стоял разносчик пиццы.

 — Пицца на заказ! Начинка прилагается! — и разносчик посмотрел на меня многозначительно. В открытом вороте униформы я увидела ошейник. Не говоря ни слова, я пошла в столовую, где на столе так и осталась лежать не раскрытая коробка с пиццей. Именно с пиццей! Но адрес дома был другой.

Октябрь 2007 г.

E-mail автора: [email protected]

sexlib.org

Разносчик пиццы | Эротическая фантастика

Вот так живете себе и не представляете, какой существует чудесный сервис «Пицца на заказ». Начинка у «пиццы» отличается особой изысканностью, так сказать на любой вкус. Вы можете сделать заказ по телефону, но если данный сервис вам в новинку, то и заехать в офис. Вас приятно удивит любезный персонал, уютная приемная, красочные каталоги, чашечка кофе с круасанами за счет заведения, и все это, пока вы выбираете «начинку». Кто привезет пиццу, мне было все равно, хоть чернокожий парень, хоть мексиканец, и у тех и у других, нужно отдать им должное, классные ягодицы. Но на начинке я акцентировала особое внимание. Сегодня я сделала себе выходной – позвонила на работу и сказалась занятой личными делами. Утро спланировала так, чтобы к приходу разносчика пиццы полностью посвятить себя дегустации. Когда раздался звонок в дверь, я как раз вышла из душа. Набросив халатик, открыла дверь.

На пороге стоял смуглый парень в униформе. У мальчика явно имелись латиноамериканские корни. Об этом говорили его карие глаза, густые черные волосы, оливковый цвет кожи, чувственные губы. Потом мой взгляд переместился на его руки. Он держал яркую коробку. Мой заказ. - Проходи! – Я кивнула в сторону столовой, пропустив мальчика вперед. Все мое внимание сосредоточилось на его попке. - Стой тихо! – Шепот звучал как приказ, убедительно, и не вызывал ни малейшего желания ослушаться. Одной рукой слегка толкнула его в спину, заставляя нагнуться вперед, а второй по-хозяйски сжала правую ягодицу. Мальчик прогнулся, оттопыривая попку, а я не удержалась и стала активно ее массировать. Удовольствие накрыло меня с головой, и я дала волю своим желаниям. Я не стала разводить сантиментов, мне захотелось большего, прямо здесь и сейчас – и я себе ни в чем не собиралась отказывать. Прижимаясь к нему всем телом, слегка потерлась грудью и лобком. Малыш отреагировал шумным вдохом своих молодых легких и слегка напрягшимися сосками. Последнее я могла утверждать со всей уверенностью, так как стояла, обхватив его руками, и, конечно же, не без дела – пуговки его сосочков торчали благодаря моим стараниям. Покручивая их, я даже возможно причиняла ему боль. Эта мысль придала моему желанию силу. С возбужденным мужчиной можно делать все что угодно! Запустив руку в густые волнистые волосы, потянула его на себя. С запрокинутой головой в неудобной позе он наверняка чувствовал себя неуверенно. То, что нужно. Хозяйкой положения являлась я, к тому же за все заплачено. - Раздевайся! Похоже, мой милый разносчик пиццы не поверил тому, что услышал. Он смотрел на меня так, как будто ожидал, что я скажу, что это шутка. И кого они только берут на эту работу, подумалось немного с раздражением. Назвался груздем – полезай в кузовок. - Ну, быстро! - И так как мальчик продолжал пялиться на меня, я дала ему пощечину. Глаза парня закрыло поволокой. Да он еще и в Теме! Тогда было непонятно, почему он ерепенится. Желая показать, кто тут главный, я продолжала держать его за волосы, удерживая в неудобном положении. Поглядывая на меня из-за плеча с опаской, он все же стянул брюки. Приятно было обнаружить там малюсенькие стринги, почему-то красного цвета. Чтобы снять рубашку у него ушло больше времени, думаю, все его мысли находились в будущем. - Ну что ты возишься, дрянь! – Тут уж я не удержалась и ударила мальчика по ягодице. Звук получился таким звонким, что захотелось отшлепать его как следует. Меня переполняли настолько сильные эмоции, и агрессия была не на последнем месте. Хотелось кричать, рычать, стонать, хотелось слышать такие же звуки от этого мальчика. Хотелось сделать больно и приятно одновременно. И пока моя ладонь не устала, я продолжала наносить удары, то по одной, то по другой ягодице. Пятерня уже давно не отпечатывалась на коже – эта, вся такая чудесная и упругая задница стала красной. Наконец я устала, и во мне проснулась нежность. Бушевавшие ранее чувства несколько улеглись, и на смену агрессии пришла некоторая умиротворенность. - Посмотри на меня! – Я повернула его лицо к себе, настолько это было возможно из-за его позы. Глаза мальчика смотрели как умоляюще, и про себя я решила, что не буду с ним слишком жестока. Вообще, он производил впечатление наивного и чистого молодого человека. Даже странно. - Расслабься! - Посоветовала ему, на что он снова улыбнулся.- Иди сюда! Я отпустила его волосы, такие приятные на ощупь, прошлась, и села на удобный стул и вытянула ноги, кивком головы подзывая к себе. Пока он приближался, в его голове, видимо, проносилась масса вариантов дальнейшего развития событий. Но, увидев мой взгляд, и вспомнив про свои бедную попку (при этом он поморщился, наверно кожа все еще горела после ударов), он опустился на колени и поднял голову в немом вопросе « Я правильно сделал?». Я подняла руку, чтобы поправить волосы, он зажмурился, ожидая удара. Испуг на красивом мужественном лице. Было сладостно наблюдать, как он, мужчина, побаивается женщину. Ведь любой подросток может легко обидеть меня. Физическая сила. Но что она против силы духа, силы решительности? Как-то естественно его голова склонилась к моим ступням. Мне не нужно было принуждать к этому. Красивые женские ножки абсолютно у всех мужчин вызывают одно желание – любоваться, хотя бы на расстоянии, прикоснуться к ним, и не все отдают себе отчет, что они хотят большего – преклонения. У моего милого разносчика пиццы оказались нежные и ласковые губы. Его прикосновения волновали, такие легкие, приятные и невесомые. Касаясь моей кожи, его руки, казалось, не просто ласкали, они боготворили. Целуя пальчики на ногах, он запустил свой юркий язычок между ними, вызывая новые приступы стонов. Обнаружив такое чувствительное место, парень начал импровизировать, то проводил там пальцами, слегка надавливая на область, касаясь которой из моих губ слетал приглушенный вздох, то в ход снова пускался язык. И это выгибало мое тело в пароксизме дрожи, чудесного предвестника оргазма. Я кусала губы. Наши глаза часто встречались и то, что он видел там, казалось, вдохновляло его на новые эксперименты. В какой-то момент его взгляд стал отвлекать меня от собственных ощущений. - Закрой глаза! Но мальчик подсматривал, это я заметила, когда извлекла из кармана халатика бельевую прищепку, затерявшуюся там с прошлого раза, когда я шалила. Я приблизила зажим к его соску, эта чудесная кнопочка обладала удивительной способностью придавать мужскому члену ярко выраженную эрекцию. Трусишка отодвинулся в сторону. Тут же, в столовой я держала веревки в одном из нижних ящиков стола. Достав длинный моток, я связала ему руки за спиной в локтях, а потом и в запястьях. Подумав, решила связать и ноги выше колен. Легкий толчок - и он не удержал равновесие и свалился на пол, посматривая на меня с ожиданием и некоторой опаской. Быть связанным - означает быть принадлежащим. Конечно, чудесно, когда раб слушается и выполняет все мои приказы, но... Раб всегда будет знать, что в любой момент может выйти из Темы, из игры. Ох, как сильно отличаются ощущения беспомощного! По крайней мере, для меня - это так. В состоянии беспомощности ощущения удесятеряются! Страх и возбуждение, подчинение и безысходность. Слышать взволнованное дыхание мальчика, видеть его вытянутое в струну тело, осознавать его беспомощность и понимать - он АБСОЛЮТНО принадлежит мне, и ничто не в силах это изменить. Только я, хрупкая и изящная женщина могу решить, как долго ему оставаться связанным и в какой позе. Видеть полностью подвластного моей воле мужчину - ну разве это не стоит того, чтобы потратить на бандаж десять минут?! Я достала свечку и подожгла ее. Минутка ушла на то, чтобы растаявшего воска оказалось достаточно. Мальчик смотрел уже с интересом. По его мнению, выходило, что свеча не представляла никакой опасности. Уже первые капли заставили его извиваться и переменить легкомысленное отношение к такому невинному с виду предмету - свече. Забавный малыш. Чтобы он мне не мешал, а еще тем более, чтобы не отклонялся от капающего воска, я прижала его ножкой к полу. Мальчик прикусил свою пухленькую губку, и было видно, что он изо всех сил старался терпеть. Легкие, едва заметные стоны, срывались, время от времени. Но, он терпел. Как хорошо, что он молчал и не просил пощады – ее не было бы. Кажется, он это понимал. Какой смышленый мальчик! Больно, я знаю, что ему больно, и это открывало нас навстречу новым ощущениям. Теперь уж его взгляд не отрывался от меня ни на мгновение, казалось, он ничего не хотел пропустить из тех чудес, что выпало испытать ему сегодня. Его зрачки сузились, мои же наоборот расширились. Я знала это точно… Освободив мальчика от пут, я разрешила ему лечь на пол. Он заслужил этот отдых. Положив ножку прямо на причинное место, я надавливала и наблюдала за реакцией. Не за той, что была в его милых трусиках, а на реакцию организма в целом. Чутьем он уже понял, что скоро я разрешу ему кончить, и теперь просто исходил желанием получить удовлетворение. Поддев ногой его стринги, я оттянула их в сторону и начала играть с членом, периодически шлепая его ножкой. Он смешно вздрагивал, и это меня заводило еще больше. Его губы едва слышно прошептали: - Пожалуйста… Я продолжала играться, слегка проводя ногой по его возбужденному члену. - Прошу вас, ну, пожалуйста… - И тогда поставив ножку ему на лицо, я разрешила мастурбировать. Скоро мне этого показалось мало, и я приказала открыть ему рот и погрузила стопу прямо в жадно раскрытые губки. - Соси малыш, и быстрее, быстрее дрочи, ну же! – Скомандовала я, и тогда он стал интенсивно мастурбировать. И через минуту уже готов был разрядиться. - Да, теперь можешь кончить! – Разрешая ему самому получать удовольствие я почти выкрикивала эти слова. Еще бы, мы были вовлечены в такую чудесную игру! Малыш благополучно кончил. - Ах, как не хорошо, - пожурила его я, в ответ он наивно улыбнулся. - Слижи! Малыш снова не поверил тому, что услышал, но сопротивляться у него не осталось сил. И так как практически вся сперма оказалась у него в руке, то и облизывать ее было просто. Хотя пол у меня всегда чистый. Я старалась не пропустить ни одного мгновения. Тонкое это унижение – заставлять мужчину слизывать собственную сперму. Он слегка приоткрыл рот. На мгновенье замер. Было видно, что внутренне он сопротивляется, но не может ослушаться. Эта двойственность разрывала его. Его существо стремилось к послушанию, а разум твердил свое. Все мысли были написаны у него на лице, и когда он преодолел тот внутренний барьер то, поднося руку со спермой ко рту, он посмотрел с некоторой смесью гордости и вызова прямо мне в глаза. Едва за мальчиком закрылась дверь, я даже не успела сладко потянуться, лежа в гостиной на диване, как раздался звонок. На пороге стоял разносчик пиццы. - Пицца на заказ! Начинка прилагается! – Разносчик смотрел на меня многозначительно. В открытом вороте униформы я увидела ошейник. Не говоря ни слова, я пошла в столовую, где на столе так и осталась лежать нераскрытая коробка с пиццей. Именно с пиццей! Но адрес дома был указан другой.

Октябрь 2007

Автор: Angel

cobras.ru

Book: Разносчик пиццы

Лана Туулли

Разносчик пиццы

title: Купить книгу "Разносчик пиццы": feed_id: 5296 pattern_id: 2266 book_author: Туулли Лана book_name: Разносчик пиццы

Он задерживался уже на полчаса. Вся наша компания нетерпеливо поводила носами и бурчала пустыми желудками.

Кто это — мы? Э-э… вообще–то, это секрет. Официально мы значимся как учебная группа некой организации, которая выполняет нестандартные операции. С одной стороны, организация достаточно официальная, чтоб время от времени проводить курсы повышения квалификации для своих сотрудников, с другой — чем меньше народу знают о нашем существовании, тем лучше.

Такая конспирация лично меня, Алекса, Зою и Тима — ту самую голодную компанию, которая вот–вот изойдет нерастраченным желудочным соком, — устраивает.

Но абсолютно не тогда, когда нельзя вылезти из глубокого подполья и отправиться нормально пообедать!

Насчет «глубокого подполья» я, конечно, немного переборщил. Условия, в которых проходит наша учёба, на редкость цивилизованные — сидим на двадцать четвертом этаже современного офисного здания. Есть все удобства — четыре стула, стол, городская телефонная линия, спутниковая линия связи, шесть мощных компов, и даже санузел. Работающий. Зоя, правда, постоянно ноет, что ей нужен душ, диван, фен и косметический салон — но это пустые бабские капризы.

Жить можно. А работать — тем более.

В наши непосредственные обязанности входит следить за событиями, которые происходят вокруг. Внутри и снаружи нашей офисной вышки — установленные камеры охватывают широкий центральный проспект и четыре ближайшие улицы, — плюс здание напротив.

В том здании тоже двадцать четыре этажа, но маленькие и большие офисы располагаются лишь на первых девятнадцати их них. Последние пять этажей занимает гигант отечественной экономики, — пока еще не супер–мега–трансконтинентал–корпорейшейн, но в ближайшем будущем — точно. Фирмочка прёт в лидеры рынка, как племенной бугай на буренку, украшенную маковым веночком; так что, если не случится чего–нибудь необычного, скоро наш «подопечный» будет занимать на пять этажей, а всё здание…

Упс, проговорился. Ладно, не такой уж это секрет… Наша организация оказывает фирме–скороспелке охранные услуги. Вот нас четверо — Алекс, Тим, Зоя и я — и совмещаем приятное с полезным: сторожим покой и благополучие экономического гиганта и одновременно специализируемся в ведении наружного наблюдения. Тим и Зоя отслеживают связь и коммуникации вокруг двух офисных зданий, компьютеры показывают движения транспорта, вон тот — с помощью недавно запущенной в недра «подопечного» программы проверяет входящие и выходящие электронные сообщения по ключевым словам… Мы с Алексом сейчас отдыхаем. Вернее, должны отдыхать — но я, например, на пустой желудок на подобный подвиг просто не отважусь…

— Есть вызов милиции! — вдруг произнесла Зоя. — Квадрат 9–14! — и защелкала по клавиатуре, выводя на экран информацию с видеокамер.

Тим надел наушники, покрутил ручку рации, вслушался в сообщения, передаваемые на милицейской волне.

— Обыкновенный наезд, — спустя несколько минут утешил он нас. — Велосипедист неправильно припарковался и его тюкнула проезжающая мимо машина.

Мы расслабились. Не знаю, как ребята, а мне, например, сразу стало обидно — ведь лучшие годы проходят, а я трачу время, наблюдая за «подопечным», в котором ничего не происходит! Подумаешь, мы узнали, с кем спит хозяин офиса на двадцать первом этаже, подумаешь, предотвратили кражу пачки офисной бумаги… Лично моя душа требовала действия.

Алекс, насколько я знаю, тоже страдал от сложившейся ситуации.

Вот и сейчас он прошелся по пустому помещению, запульнул в угол пустую коробку из–под пиццы, которую мы съели вчера вечером, потряс алюминиевой банкой, пытаясь определить, не осталось ли в ней чего–нибудь, и разочарованно отправил банку вслед за коробкой.

— Если бы мы заказали еду в китайском ресторане, — завела свою любимую пластинку Зоя, — ее давно бы доставили…

Зоя в своем репертуаре. Мы уже привыкли и не реагируем на ее наезды, а сначала трудно было. Как у всякой девушки, ввязавшейся в мужские игры, у Зои полно комплексов — она хочет быть женственной, слабой и зависимой, но одновременно успешной и самостоятельной, выбранная профессия заставляет ее акцентировать агрессивность и энергичность, а глубоко спрятанные комплексы добавляют в любую произнесенную фразу визгливость и надменность… Откуда я всё это знаю? Так мы ж не даром «учебная» группа, нам читает лекции по психологии старый дядечка–зануда, доцент в отставке.

И мы совершенно спокойно относимся к тому, что Зоя сидит на диете, отказывается есть жирное, мучное и сладкое, рассказывает нам, из чего готовят колбасу, рекламирует печеное змеиное мясо и маринованных тараканов, иногда сидит на прослушке в косметических масках кроваво–трупного колера. Тим, которому выпадает быть Зоиным напарником, однажды даже поддался на ее уговоры и заказал обед из китайского ресторанчика — хорошо, что санузел работающий…

Алекс — он среди нас самый умный, — провел со мной и Тимом воспитательную беседу. Дескать, если мы будем с ней воевать — нам снизят оценки за командный дух и корпоративную солидарность. Если будем Зою жалеть… На этом месте я громко засмеялся и поклялся, что жалеть эту кикимору тараканоядную не буду не при каких обстоятельствах.

В итоге мы договорились, что Зою мы терпим, но заказываем перекус исключительно в итальянской пиццерии «Сеньор Томатини». Зоя терпела почти неделю — она вообще девушка, хоть и неказистой внешности (рост ниже среднего, телосложение худощавое, сутулится, волосы белые обесцвеченные, голова вытянутая, лицо плоское, скуластое, лоб и нижняя челюсть сильно скошены назад) — очень настырная и упорная; но потом тоже, видимо, вспомнила о корпоративном духе.

Теперь «Сеньор Томатини» готовит пиццу нам на четверых. Алексу — побольше сыра и маслин, Тим предпочитает с анчоусами, я — с ветчиной и грибами, и Зоя — вегетарианскую.

Да где же, господи боже мой, эта пицца! У меня скоро желудок к позвоночнику приклеится!

— Позвони в пиццерию, — тем временем озвучивал Алекс идею, которая пришла в мою голову только что. Я ж говорю — Алекс умный, он всегда соображает на долю секунды раньше, чем все мы. — Напомни, что, если пицца остынет, мы платим лишь пятьдесят процентов стоимости.

— Жлоб, — неслышно прокомментировала Зоя. Она вообще недолюбливает Алекса — он почему–то отказался с ней переспать. Я лично прекрасно Алекса понимаю — я тоже не стал спать с Зоей, хоть она и разыгрывала из себя прелестную шпионку–соблазнительницу…

Тем временем Тим добросовестно выполнил просьбу Алекса, и после краткого телефонного разговора с «Сеньором Томатини» глаза его удивленно округлились:

— Представляете? Оказывается, нашего разносчика пиццы сбила машина! Вот облом… Правда, они обещают, что уже через полчаса пришлют наш заказ снова…

Тим не успел договорить, а меня уже осенила идея.

— Ребят, а не может ли быть, чтоб именно наша пицца попала в ту самую аварию, которая…

Зоя и Тим захлопали глазами. А Алекс тут же сообразил:

— А ведь и правда! Разносчики «Сеньора Томатини» по центру передвигаются на велосипедах! Зоя, лапочка, проверь, случайно не он ли стал жертвой ДТП?

Пока «лапочка» официальным тоном допрашивала диспетчера «скорой помощи», а Тим распечатывал список сотрудников «Сеньора Томатини», Алекс с безумно горящим голодным взглядом бродил по пустому офису.

— Да, это он, — подтвердил мою догадку Тим через пять минут. — Кузявкин Макар Антонович, двадцать три года, доставлен в больницу с переломом ноги. Лопух лохастый! Не мог выучить правила дорожного движения… А мы тут сиди голодные…

— Еще двадцать восемь минут, — сказал я, посмотрев на часы, — и прибудет второй разносчик.

Все четыре живота голодно забурчали.

— Не расслабляться! — прикрикнул на нас Алекс. — Подумаешь, каких–то полчаса… Давайте попробуем отвлечься.

— Чем? — по–деловому поинтересовался я.

— Лично мне, — заявила Зоя, — надо готовится к зачету по психологии преступника. И вам тоже — но о чем это я? вы ведь все тут гении сыска, вам учеба ни к чему…

— Идея! — воскликнул Алекс. — Давайте строить версии, из–за чего попал в ДТП разносчик пиццы. У меня есть первый вариант: это случайность.

— Тоже мне, открытие, — фыркнула Зоя. Алекс тем временем поднял ставки:

— Кто придумает самую последовательную и оригинальную версию, тот не платит за пиццу! Кто в игре?

Алекс бросил купюру на стол; я тоже добавил свою долю, Тим полез за бумажником, и Зое не осталось ничего другого, как поучаствовать в нашем междусобойчике.

Расположив стол так, чтобы Тим и Зоя не слишком отвлекались от слежения за зданием «подопечного» (хотя там сейчас было послеобеденное затишье), мы начали обсуждать версии.

— Это случайность, — еще раз повторил Алекс, — потому как Кузявкин Макар Антонович торопился доставить пиццу нам, вот и не заморачивал голову соблюдением дорожных правил.

— Ставлю на то, что это организованный наезд, — тут же возразила Зоя. — Кузявкин женат, жена его застукала с другой и решила отомстить.

Мы с Тимом дружно фыркнули:

— Подумай сама, Зоенька, — возразил я аргументировано и взвешенно: — Если бы у жены Кузявкина была машина, ездил бы он на велосипеде? И вообще — парню двадцать три года, откуда жене взяться? Рано еще!

— Между прочим, по статистике сорок два процента свадеб приходится на молодых супругов, не достигших двадцати пяти лет! — обиделась Зоя. — К тому же жена может быть гражданская, машина — угнанная, и вообще… Этот Кузявкин ездил на велосипеде, чтоб поддерживать себя в хорошей физической форме!

— Ага, ага… Если бы да кабы — во рту росли бы грибы, — вмешался Тим. — У меня другая версия. Обращаю ваше внимание, что пиццерия «Сеньор Томатини» — заведение итальянское.

Он выдержал паузу и обвел нас внимательным пристальным взглядом.

— Там не только итальянский зелено–бело–красный флаг в углу, там, если кто не знает, в главных поварихах — сеньора Оливетта.

— Которая приехала в нашу страну четырнадцать лет назад, — продемонстрировал отменную осведомленность Алекс. — После того, как овдовела; здесь сеньора вышла замуж за господина Томатченко, бывшего директора консервного завода «Красные гуси». «Бывшего» — потому как за некоторое время до судьбоносной встречи донны Оливетти и дона Томатченко оный господин получил три года с конфискацией — завод «Красные гуси» подделывал тушенку, добавляя вместо мяса крупного рогатого скота… хотя тут присутствуют дамы, поэтому я не буду вдаваться в подробности.

— Моя версия, — вернул себе внимание аудитории Тим, — состоит в том, что на родине сеньору Оливетту хорошо помнят — а родиной у нее, если кто не в курсе, числится прекрасный остров Сицилия… Допустим, она уехала не просто так, допустим, что прилежный работник Макар Кузявкин случайно увидел, как донна Оливетта что–то тайком от мужа обсуждает с горячим молодым соотечественником, или, наоборот, седым благообразным крестным отцом, заподозрил неладное, предложил матроне увеличить ему зарплату… Потом еще раз, еще раз — и сеньора усаживается в первую попавшуюся машину, подстерегает шантажиста на углу — и давит его, проклятого!

Тим с видом победителя оглядел всех нас.

— Во–первых, — я загнул первый палец, — мы не знаем, знал ли пострадавший итальянский язык. Чтобы подслушать, подсмотреть в документах и тэ пэ — надо как минимум понимать, о чем идет речь. Я пару раз ужинал в «Сеньоре Томатини», слышал, как Оливетта общается со своим мужем — на очень громком и очень ломаном русском языке. Прибавьте к этому, что итальянский редко изучают в школах, а если бы Кузявкин изучил его в институте, он не работал бы обыкновенным разносчиком пиццы. Во–вторых, если Кузявкин — шантажист, то почему он не сменил велосипед на какой–нибудь более приличный транспорт? мотоцикл, например? И в-третьих…

Алекс перебил меня:

— В-третьих, почему Оливетта, стремясь избавиться от шантажиста, оставила его в живых? Надо было сбивать насмерть!

— Вообще–то, — обиделся я, — я хотел сказать, что Оливетта, будучи поваром, вполне могла отравить Кузявкина чем–нибудь… Мало ли просроченных продуктов или чего–то в этом роде!

— Яд — оружие женщины, — глубокомысленно подтвердила Зоя. — Вся мировая история это подтверждает. Господа, у меня, между прочим, появилась другая теория.

— Ну? — дружно спросили мы.

— После того, как вы рассказали о нелегкой судьбе Томатченко, у меня появилась идея. А что, если дело не в итальянских знакомых Оливетты, а вполне родных, отечественных, знакомых ее мужа? Дела «Сеньора Томатини» идут неплохо. Чем не объект для шантажа? Или примитивного вымогательства? Если принять этот факт за отправную точку, мы имеем сразу несколько вариантов развития событий. Кузявкин мог оказаться тем самым вымогателем, который шантажирует Томатченко от имени старых знакомых по совершенным афёрам или тюрьме — а на велосипеде, — Зоя сверкнула на меня глазами, — ездит, чтоб замаскироваться. Еще Кузявкин мог оказаться свидетелем, и его хотели убрать, чтоб не донес, например, в налоговую или милицию. И, наконец, Кузявкин может оказаться случайной жертвой — его сбили, чтоб показать Томатченко, как легко добраться до его сотрудников и до него самого! А, что скажете?

Мы задумались. Наконец, Алекс нашел ответ:

— Раз уж мы пошли по второму кругу версий, у меня тоже есть идея, — Алекс пристально посмотрел на меня, на Тима, подмигнул Зое. — Напоминаю вам, что обычно в пиццериях на доставке продукции населению подрабатывают две категории людей: или студенты, для которых эти деньги — не главное, но отличная прибавка к стипендии; или какие–нибудь замотанные жизнью незадачливые прохиндеи, у которых данный вид заработка — один из пяти–шести вариантов.

— Почему обязательно — прохиндеи? — Обиделась Зоя. — Может быть, у них жизнь так складывается, случая выбиться в денежные воротилы не выпало…

— Мужчина не должен мириться с каким–то случаем! Вот на этом–то предположении и базируется моя версия. Напоминаю вам, что Кузявкину Макару — двадцать три года.

— И что? — хором спросили мы с Тимом.

— А что, если он хотел попасть в дорожно–транспортное происшествие? Допустим, мог косить от армии — нога теперь у него сломана, и пока еще выздоровеет. Или — спасибо, Зоя, это была твоя идея, но я ее творчески переработал: — за ним гонится свора родственников во главе с невестой, а ему до смерти не хочется идти под венец? Нога, опять–таки сломана, и свадьба отменяется!

— Ну, нет… — дружно протянули мы трое. А Тим добавил: — Он что, по–твоему, ненормальный, чтоб самому под колеса бросаться?

— Вот! — наставительно поднял палец Алекс. — Зришь в корень! Допустим, что Макарушка наш страдал небольшим расстройством психики, допустим, что нервничал или волновался — потому–то и не посмотрел по сторонам, потому и попал под машину…

Мы хором выразили недоверие. Алекс обиделся:

— Мою версию, в отличие от ваших, легко проверить. Надо всего лишь посмотреть в архивах диспансеров для нервно–психических больных, записи актов гражданского состояния и списки призывников…

— «Всего лишь»! — передразнила Алекса Зоя, возвращаясь к слежению за «подопечным». О, ужас, там, на двадцать третьем этаже, какая–то толстуха встала на табуретку и наклеивала на огромное, от пола до потолка, оконное стекло разноцветные буквы.

Тим повернулся ко мне:

— Чего молчишь? У тебя какая версия была?

— Да вот, подумалось, — приступил я к изложению своей гипотезы — не спеша, чтоб не сбиться, — Что в расследовании можно было бы плясать не только от того, кто жертва, но и — где именно совершено преступление. Возьмем наш офисный центр. Здесь до фига разных контор и фирм. Допустим, кто–то ограбил клиента, выбегает, хватает первый же попавшийся транспорт — и ненарочно сбивает проезжающего мимо на своем двухколесном велосипеде Кузявкина. Располагайся в нашем или соседнем здании банк, версия была бы еще убедительнее, а так… Разве что остается предположить, что кто–то торопился в аэропорт или еще куда–то, — в любом случае Кузявкин попадает под шапочный разбор.

— То есть — ты подтверждаешь мое предположение, что наезд — случаен? — тут же ухватился за мои слова Алекс. — А значит, я выиграл наше пари?

Я попытался возразить, Зоя вмешалась и начала громко отчитывать нас за непрофессионализм.

В дверь постучали, и Тим пошел открывать.

Он вернулся вместе с мужчиной лет сорока, перегруженного коробками с пиццой, пакетами с кофе и фруктами. Мужчина был подтянут, жилист, на светло–рыжеватой голове имел ярко–зеленую бейсболку с симпатичным румяным помидорчиком — символом «Сеньора Томатини»; в остальном ни его внешность, ни одежда не отличались от внешнего облика сотен и тысяч горожан, которые проходили мимо наших камер наблюдения за сутки.

www.e-reading.mobi

Разносчик пиццы | ATOMWORLD вики

  Разносчик пиццы стал случайной жертвой Акселя в канун Рождества - Меннинг перепутал парня со своим преследователем.

После тот решил отомстить джоланисту вместе со своими коллегами, устроив ему "темную", однако эта идея быстро потерпела фиаско.

    Парень примерно одного с АТОМ возраста, с загорелой кожей, волосами темно-блондинистого цвета и карими глазами. На подбородке - редкая щетина.

    Облачен был в фирменный черный мотоциклетный костюм, на груди которого есть оранжево-зеленая эмблема пиццерии. Кроме этого носит на голове болотного цвета повязку, чтобы удерживать волосы.

    Разносчик пиццы отправился на выполнение заказа, по иронии судьбы перемещаясь по тем же дорогам, что и Аксель, который отправился проветриться и ехал впереди.1х08 - Аксель разносчик1х08 - Аксель разносчик

    Адрес получателя в итоге оказался недалеко от переулка, возле которого проходила наземная ветка метро. Однако парень едва успел слезть с мотоцикла, как его с ног сшиб Аксель - джоланист решил, что тот его преследует и устроил засаду.

    В ответ разносчик снял шлем и показал на пиццу, сказав, что из-за Меннинга он теперь не получит чаевых. Остывший Аксель помог парню подняться и попросил прощения, но разозленный разносчик только пикнул его в грудь и послал подальше. После он сел на мотоцикл и уехал.

    Как выяснилось позже, он отправился собирать коллег, чтобы устроить Меннингу "темную". Взяв с собой трех других разносчиков, он вернулся в переулок, где нашел Акселя после неожиданного нападения незнакомого ниндзя.

    1х08 - Разносчики пиццы1х08 - Разносчики пиццы

    Пока один из его товарищей угрожал Меннингу, он лишь заливисто смеялся. Однако его план не сбылся: джоланист остался равнодушен к кавалерии и с вопросом "Опять?" перемахнул через четверку и встал в боевую стойку, а после испугал их внезапным "Буу!". Разносчики не посчитали нужным с ним связываться и убежали, чуть не попав под колеса Сламмы, на которой Кинг и Лайнесс как раз и искали лидера.

    Интересные фактыПравить

    • Очевидно, что разносчик по характеру достаточно мстительный, о чем свидетельствует его последующая нападка на Акселя, но и трусливый, поскольку он не решился сделать это в одиночку.
    • Его настоящее имя неизвестно.
    • Оттенок его кожи вполне может быть отсылкой на латиноамериканское происхождение.
    • Несмотря на то, что у данного персонажа по сценарию было три фразы (минимум третьестепенного персонажа), разносчик все равно воспринимается в серии больше статистом.
    • Фирменные цвета пиццерии в которой он работает - оранжевый и зеленый. Кроме того, согласно логотипу а мотоцикле, она является одним из предприятий "Ли Индастрис".

    ru.atomworld.wikia.com


    Смотрите также