хуевая пицца. Хуевая пицца


комиксы, гиф анимация, видео, лучший интеллектуальный юмор.

Человек-медоед

Хочу рассказать про мужика-медоеда. Этот отморозок вызывает во мне искреннее восхищение.

Жил-был Адриан Картон ди Виарт. Родился он в 1880 году в Бельгии, в аристократической семье. Чуть ли не с самого рождения он проявил хуевый характер: был вспыльчивым до бешенства, несдержанным, и все споры предпочитал разрешать, уебав противника без предупреждения.

Когда Адриану исполнилось 17 лет, аристократический папа спихнул его в Оксфорд, и вздохнул с облегчением. Но в университете блистательный отпрыск не успевал по всем предметам. Кроме спорта. Там он был первым. Ну и еще бухать умел.

— Хуйня какая-то эти ваши науки, — решил Адриан. — Вам не сделать из меня офисного хомячка.

Когда ему стукнуло 19, на его радость началась англо-бурская война. Ди Виарт понятия не имел, кто с кем воюет, и ему было похуй. Он нашел ближайший рекрутерский пункт — это оказался пункт британской армии. Отправился туда, прибавил себе 6 лет, назвался другим именем, и умотал в Африку.

— Ишь ты, как заебись! — обрадовался он, оказавшись впервые в настоящем бою. — Пули свищут, народ мрет — красота ж!

Но тут Адриан был ранен в пах и живот, и его отправили на лечение в Англию. Аристократический папа, счастливый, что сынок наконец нашелся, заявил:

— Ну все, повыёбывался, и хватит. Возвращайся в Оксфорд.

— Да хуй-то там! — захохотал ди Виарт. — Я ж только начал развлекаться!

Папа убедить его не смог, и похлопотал, чтобы отморозка взяли хотя бы в офицерский корпус. Чтоб фамилию не позорил. Адриан в составе корпуса отправился в Индию, где радостно охотился на кабанов. А в 1904 году снова попал на Бурскую войну, адъютантом командующего.

Тут уж он развернулся с неебической силой. Рвался во всякий бой, хуячил противника так, что аж свои боялись, и говорили:

— Держитесь подальше от этого распиздяя, он когда в азарте, кого угодно уебет, и не вспомнит.

Хотели ему вручить медаль, но тут выяснилось, что он 7 лет уж воюет за Англию, а сам гражданин Бельгии.

— Как же так получилось? — спросили Адриана.

— Да не похуй ли, за кого воевать? — рассудительно ответил тот.

Но все же ему дали британское подданство и звание капитана.

В 1908 году ди Виарт вдруг лихо выебнулся, женившись на аристократке, у которой родословная была круче, чем у любого породистого спаниеля. Звали ее Фредерика Мария Каролина Генриетта Роза Сабина Франциска Фуггер фон Бабенхаузен.

— Ну, теперь-то уж он остепенится, — радовался аристократический папа.

У пары родились две дочери, но Адриан заскучал, и собрался на войну.

— Куда ты, Андрюша? — плакала жена, утирая слезы родословной.

— Я старый, блядь, солдат, и не знаю слов любви, — сурово отвечал ди Виарт. — Быть женатым мне не понравилось. Все твои имена пока в койке выговоришь, хуй падает. А на самом деле ты какой-то просто Бабенхаузен. Я разочарован. Ухожу.

И отвалил на Первую Мировую. Начал он в Сомали, помощником командующего Верблюжьим Корпусом. Во время осады крепости дервишей, ему пулей выбило глаз и оторвало часть уха.

— Врете, суки, не убьете, — орал ди Виарт, и продолжал штурмовать укрепления, хуяча на верблюде. Под его командованием вражеская крепость была взята. Только тогда ди Виарт соизволил обратиться в госпиталь.

Его наградили орденом, и вернули в Британию. Подлечившись, ди Виарт попросился на западный фронт.

— Вы ж калека, у вас глаза нет, — сказали комиссии.

— Все остальное, блядь, есть, — оскалился Адриан. — Отправляйте.

Он для красоты вставил себе стеклянный глаз. И его отправили. Сразу после комиссии ди Виарт выкинул глаз, натянул черную повязку, и сказал:

— Буду как Нельсон. Ну или как Кутузов. Похуй, пляшем.

— Ну все, пиздец, — сказали немцы, узнав об этом. — Можно сразу сдаваться.

И были правы. Ди Виарт херачил их только так. Командовал он пехотной бригадой. Когда убивали командиров других подразделений, принимал командование на себя. И никогда не отступал. Под Соммой его ранили в голову и в плечо, под Пашендалем в бедро. Подлечившись, он отправлялся снова воевать. В бою на Ипре ему размололо левую руку в мясо.

— Давай, отрезай ее к ёбаной матери, — сказал Адриан полевому хирургу. — И я пошел, там еще врагов хуева туча недобитых.

— Но я не справлюсь, — блеял хирург. — Чтобы сохранить руку, вам надо ехать в Лондон.

— Лондон-хуёндон, — разозлился ди Виарт. — Смотри, как надо!

И оторвал себе два пальца, которые висели на коже.

— Давай дальше режь, и я пошел!

Но вернуться в Англию пришлось, потому что у него началась гангрена, и руку ампутировали.

— Рука — не голова, — сказал ди Виарт, и научился завязывать шнурки зубами.

Потом явился к командованию, и потребовал отправить его на фронт.

— К сожалению, война уже закончилась, — сообщили в командовании.

Наградили кучей орденов, дали генеральский чин и отправили в Польшу, членом Британской военной миссии. Чтоб не отсвечивал в Англии, потому что всех заебал требованиями войны.

Вскоре миссию эту он возглавил. В 1919 году он летел на самолете на переговоры. Самолет наебнулся, все погибли, генерал выбрался из-под обломков, и его взяли в плен литовцы.

Но вскоре его вернули англичанам с извинениями, говоря:

— Заберите, ради бога, мы его темперамента не выдерживаем. Заебал он всех уже.

Англичане понимающе усмехнулись, и снова отправили ди Виарта в Польшу.

А в 1920 году началась Советско-польская война, и Варшавская битва. Все послы и члены миссий старались вернуться домой.

— Да щас, блядь, никуда я не поеду, — заржал ди Виарт. — Тут только веселуха начинается.

И отправился на фронт. Но на поезд напали красные.

— Это кто вообще? — уточнил генерал, который в политике не разбирался.

— Это красные, — пояснили ему.

— Красные, черные, какая хуй разница, — махнул единственной рукой ди Виарт. — Стреляйте!

Организовал оборону поезда, сам отстреливался, наебнулся из вагона, залез обратно, как ни в чем не бывало. В итоге красные отступили.

После окончания войны ди Виарт вообще стал польским национальным героем, его страшно полюбили, и подарили поместье в Западной Беларуси. Там был остров, замок, охуенные гектары какие-то. Генерал там и остался, и все думали, что он ушел на покой.

Но началась Вторая Мировая. Де Виарт снова возглавил Британскую военную миссию в Польше.

— Отведите войска дальше от границы и организуйте оборону на Висле, — говорил генерал польским военным.

Но те только гонорово надувались, и говорили:

— Вы кто такой вообще? У вас вон ни руки, ни уха, ни глаза, блядь.

— А у вас, мудаки, мозга нет, — плюнул ди Виарт.

И стал эвакуировать британцев из миссии. Попал под атаку Люфтваффе, но умудрился сам выжить, и вывести колонну, переведя через румынскую границу. Потом выяснилось, что он был прав. Но тут уж ничего не попишешь.

Добравшись до Англии, ди Виарт потребовал, чтоб его отправили на фронт.

— Вам 60 лет, и половины частей тела нету, — сказали ему. — Уймитесь уже.

— Отправляйте, суки, иначе тут воевать начну!

В командовании задумались: куда бы запихнуть бравого ветерана. И отправили на оборону Тронхейма, в Норвегии. Там союзников немцы разбили, потому что союзники забыли лыжи.

— Пиздец какой-то, — огорчился ди Виарт, — Никогда не видел такой тупой, ебанутой военной компанией.

В Лондоне слегка охуели, что он уцелел, и отправили на военные переговоры в Югославию. По дороге самолет опять пизданулся, де Виарт опять выжил. Но попал на итальянскую территорию.

— Бля, чот ничего нового, — вздохнул он, и его взяли в плен итальянцы.

Генерала поместили в оборудованный под тюрьму замок, как высокопоставленного пленного.

— Думаете, я буду тут сидеть и пиццу жрать, когда все воюют? — возмутился ди Виарт. — Хуй вы угадали, макаронники.

Голыми руками устроил подкоп, рыл 7 месяцев. А вернее, одной голой рукой. Одной, блядь! Чувствуете медоеда? В итоге свалил, пробыл на свободе 8 дней, но его снова поймали.

В 1943 году итальянцы говорят ему:

— Мы воевать заебались, жопой чуем, не победим.

И отправили на переговоры о капитуляции, в Лиссабон.

Потом ди Виарт вернулся в Англию, командование поняло, что от него не отъебаться, и он будет служить еще лет сто или двести. Его произвели в генерал-лейтенанты, и отправили в Китай, личным представителем Черчилля.

В Китае случилась гражданская война, и ди Виарт очень хотел в ней поучаствовать, чтоб кого-нибудь замочить. Но Англия ему запретила. Тогда ди Виарт познакомился с Мао Дзе Дуном, и говорит:

— А давайте Японию отпиздим? Чо они такие суки?

— Нет, лучше давайте вступайте в Китайскую армию, такие люди нам нужны.

— Ну на хуй, у вас тут скучно, — заявил ди Виарт. — Вы какие-то слишком мирные.

И в 1947 году наконец вышел в отставку. Супруга с труднопроизносимым именем померла. А в 1951 году ди Виарт женился на бабе, которая была на 23 года младше.

— Вы ж старик уже, да еще и отполовиненный, как же вы с молодой женой справитесь? — охуевали знакомые.

— А чего с ней справляться? — браво отвечал ди Виарт. — Хуй мне не оторвало

«Честно говоря, я наслаждался войной, — писал он в своих мемуарах. — Конечно, были плохие моменты, но хороших куда больше, не говоря уже о приятном волнении».

Умер он в 1963 году, в возрасте 83 лет. Человек-медоед, не иначе.

Сурс

История,великобритания,длиннопост,медоед,война

joyreactor.cc

Ресурс Удава :: Читай :: Креативы :: Спецкор от науки

Приехали мы с подругой как-то в город-герой Ленинград, в гости к брательнику моему. Вышли с поезда, огляделись. Утро, дождик моросит и метро ещё не открылось. Да и если бы открылось – всё равно похуй, потому что брат ещё бухает где-то. Он мне так и сказал: «Ты, бро, не торопись ко мне утром ехать, всё равно я с блядок раньше 8 утра не приду.» Ну мне-то похую веники, подождать не трудно, заодно и по утреннему Невскому прогулятся можно.

Встали, мы, значит на лыжню и собрались начать экскурсию. Идём, глазеем – за погляд денег не берут. Тут мне, значит, подруга и говорит, что неплохо бы пожрать чего – до восьми утра околеть с голоду можно. Я тоже, признаться уже чувствовал, что пуза просит чего-нить повещественней пивка. «Ну что», - говорю, - «найдём щас заведение поприличнее и похомячим, я не против». Идём, разыскиваем корчму по средствам. Время – начало шестого, круглосуточных чего-то не наблюдается, некруглосуточные ещё не открылись.

Через некоторое время попалась на глаза вывеска Пицца-Хат. Можно бы и пиццы порубать, и подруга была не против – она как раз в то время пиццу любила, да опять же закрыто, вплоть да шести утра. Ну мы не унываем, топаем себе дальше. Я экскурсию попутно провожу: вон на том месте, посреди проспекта мы с друганом отплясывали пару лет назад, а если пройти по этой улочке – там я пьяный срал на тротуаре, вот на этой остановке мы раскурились, а если вот здесь повернуть направо и пройти сто метров, будет скверик, где я пьяный спал тёплой летней ночью. Люблю я Ленинград в пору белых ночей!

Однако, сказками сыт не будешь, да и протопали мы прилично – уже показались противные вывески бигмачной. «Может, всё-таки в Пиццу-Бля-Хат вернёмся? Как раз откроется, наверное», - предлагаю я. Ну, хули, мысль здравая. Разворачиваемся и идём назад. Я снова, чтобы не скучно было, припоминаю яркие подробности уже упомянутых проишествий. Мол, спал я после бутылки водки и 10 пива под третьим кустом у резной оградки, курили мы убойные шишки забитые в ЛМ, насрал я огромный котяк (извини, не помню какого цвета) и плясали мы индейскую погу аж две минуты.

Подваливаем мы к пиццерии вновь. И точно – уже открыто, и даже пара-тройка столиков уже заняты. Заходим, садимся за столик, вникаем в обстановку. За прилавком с пиццей некого нет, халдеи по залу не бегают, только уборщик надрачивает полы шваброй. Пошёл я на разведку. Оказалось, что халдеев не предусмотрено, типа самообслуживание. Ну мы люди не гордые, иду к прилавку. Под стеклом маются пару кусков пиццы, слегка завядшей. Продавца нихуя нигде не мается. Ору где мол, хозяева. Выходит растрёпанная баба, уж не знаю, ебали ли её в подсобке, но вид у неё не свежий. Ну я раскатал губу: «Дайте мне, нах, пиццы побольше разных сортов и запить!» Ну мне культурно говорят, что хуй вам, видите, мол, только вот то что на прилавке. Спрашиваю, сколько мне подождать. Отвечают: «Сколько хотите. В течении дня будет.» Попить, однако налили какой-то сосасолы.

Иду к подруге, объясняю ситуацию. Решаем подождать. Обычно в пицарнях за сорок минут справляются, а здесь, кажись, жарить уже начали. Идти никуда не охота, здесь хоть тепло и дождя нет. Персонал хамоватый, конечно, но жить можно. Обидно, конечно, что за остальными столиками вовсю рубают явно свеженькую пиццу, явно не ту, что на прилавке выставляется. Сидим мы с подругой, ждём. Разговариваем тихонько ни о чём, потому что про это заведение рассказать мне нечего: тут я не был до этого, следовательно не срал, не курил, не пил и не ебался тут. За соседним столиком сидят какие-то две малолетние блядинки и два иностранца которые пытаются соблазнить их используя неродную нам речь. При этом одна баба языка не понимает нихуя, а вторая вроде знает английский немного. Мы сидим тихонько, уши греем. Дуры блядливые смеются, в их смехе проглядывается желание развести иностранцев на бабло, в голосах иносранцев – предвкушение выебать малолеток.

Тут меня зло взяло. Думаю, надо набить ебало сволочам, чтоб они, падлы, не ебали наших русских баб, тем более глупых малолетних дур ни за понюшку табаку. А может они по глупости своей и за так, по любви дадут похотливому скоту из-за бугра, который потом будет рассказывать о секс-туризме в дикой России своим дружкам за сосиской с баварским пивком. Встаю, иду к прилавку. Одновременно делаю два дела: узнаю о готовности пиццы, и смотрю, что за сволочи за соседним столиком. Бабы так себе – лет по 15-16, вроде не шлюхи, снимаются, очевидно, из любви к искусству. Иносранцы – типичные, лощёные сытые хари, один в тонких очках, рожи загорелые, наверное в солярии, поздоровей меня, могут и пизды дать. Хули, одному-то я засветить успею, а если подруга не сморозится и второму сзади стулом вьебошит – то и вообще можно без побоев обойтись. Вдобавок, наверное они не привыкли, что в ебало могут вьебать за просто так, а это тоже в мою пользу. Жаль, что пиццы поесть не удасца, потому что свежеотъёбанная охранником продавщица снова шлёт меня на хуй. Видать, крепко обиделась, что я обломал её, когда первый раз вызвал. Ну и хер с ним. Зато забугорным пидарам теперь точно пиздец.

Только я собрался отойти от прилавка и пообщаться с заграничными гостями на языке жестов, подходит ко мне тихонько один мужичок, он за дальним столиком сидел. Продавщица снова пошла в подсобку сосать повару, прилавок из зала не виден, мы одни. Подходит он так тихонько, и говорит негромко, но внятно примерно следующее: «Ты, мудак, попробуй только мне операцию завалить. Мы этих козлов уже месяц пасём. Жри свою пиццу, и не выёбывайся». Только я хотел поматериться на охуевших блядей, которые уже операции планируют за полгода, смотрю – он мне книжицу тычет. Гляжу – какая-то ксива, что-то там какой-то отдел ФСБ, капитан Василий Батькович Хуев-Пиздюлин. Я по скоренькому заткнулся и к себе за столик пошёл. Одна блядь-разведчик как ни в чём ни бывало бекает-мекает на плохоньком английском. Иносранцы между собой уже обсуждают кто кого сначала будет ебать, говорят быстро, чтоб не понятно было. Вторая девка лыбится и головой кивает: «всем дам, не переживайте.» - «Нихуя себе, - думаю, - работают компетентные органы.»

Разведчики ещё немного посидели и начали сваливать – похоже перешли к следующей стадии операции – ёбли под объективами видеокамер. В районе прилавка раздался какой-то шум – либо пиццу принесли, либо ебущийся персонал в подсобке стол развалил. В любом случае интересно посмотреть. Оказалось, пиццу притащили. Не прошло и часа. Я хватанул по три куска, мне уже было похуй какого сорта, но я успел заметить, что того, что я хотел нету. «Что ж это такое, - говорю, - за час приготовить пиццу с грибами нельзя было что ли? Как ебаться по подсобкам, так вы первые, блядь.» Мне, конечно, объяснили, как заведение близко к сердцу воспринимает мои проблемы. Да и хуй с ними, жрать уже хотелось – что твой пиздец.

Стали мы эту пиццу поглощать. Ну так себе, прямо скажем. И тут меня посетила острая нужда. Надо сказать, я уже давно сдерживался, чтобы не стравить пердячьего пара, и, конечно бы уже сходил посрать, но отвлекли меня эти события с контр-разведкой. Пошёл я искать сральное заведение. В толчке царила стерильность и порядок – было видно, что ещё никто сегодня не успел даже поссать здесь. У меня были дела посерьёзней, но  садиться полностью на унитаз я не стал, опасаясь различных инфекций, которых, говорят, даже хлоркой не всегда выведешь из общественного туалета. Многие используют туалетную бумагу для обкладывания стульчака, но я такие методы не признаю. Я, бывало гадил в таких толчках, где даже с ногами страшно забраться на унитаз – подошвы могут растворится, поэтому и в этот раз по привычке я применил способ посрать «стульчиком». В отличие от способа сранья «орлом» этот метод требует известной физической готовности и некоторые неподготовленные спортсмены срут «стульчиком» держась за дверную ручку, что кстати бывает не безопасно. В институтских туалетах, где хронически нет замков в кабинках не раз торопящиеся студенты выдёргивали с корнем своих срущих собратьев по несчастью из унитазов.

Короче, свесил я свою жопу над унитазом и приступил к процессу дефекации. Я уж хуй его знает, что в этот раз пошло не так и что такого я сожрал вчера с пивком. Оказалось, что в этот раз в глубинах моей жопы таился удивительный раствор кишечных газов в жидком дерьме. При этом газов оказалось феноменально много, что и обусловило эксплозивный характер высера. Посрав я оглянулся. От увиденного мне стало даже немного неудобно. Если кратко, то можно сказать одно – моя жопа сегодня стрельнула явно не кучно, при этом скорость высерающегося дерьма значительно превышала средние наблюдаемые значения. Основная масса говна оказалась на задней части стульчака. Досталось и откинутой крышке и сливному бачку, кое что даже улетело за унитаз – проверять сколько именно я не стал. Правда в сам толчок тоже кое что попало.

Стесняться этого и быстро валить из пицарни не доев свою пиццу я не стал. Получите, гады, за хуёвое обслуживание.

Позже, уже в Москве, прогуливаясь с подругой по центру мы увидели знакомую вывеску. «Зайдём?» – предложил я. «Не, что-то мне там не понравилось.»- ответила моя спутница. «Не волнуйся, милая, в прошлый раз они были наказаны.» Затем я поведал ей историю возмездия. Она радостно засмеялась: «Почему ты не рассказывал мне это раньше?»  Но заходить мы туда всё равно не стали. И вам я тоже не советую.

udaff.com

комиксы, гиф анимация, видео, лучший интеллектуальный юмор.

пост от 30 января

Чуть больше месяца назад, перед самым Новым годом, получил звонок с неизвестного телефонного номера. Звонящий представился оперуполномоченным отдела полиции Южное Медведково:

- Федор Владимирович, вы обязаны явиться на допрос по делу о распространении наркотиков в ваших пиццериях.

Я подумал, что это какой-то странный розыгрыш. Гус Фринг?

Оперуполномоченный начал очень агрессивно разговаривать, напирая на то, что я обязан срочно явиться на допрос, как будто я - главный подозреваемый или уже виновный. Это был прямо очень агрессивно, как будто хотят напугать. Я был в это время на встрече и попросил выслать запрос в письменном виде и положил трубку. Он сразу же перезвонил и начал опять агрессивно давить: "Почему вы бросаете трубку?". Я повторил просьбу, так как по телефону не могу быть уверен о том, что это действительно официальный запрос, положил и больше не брал трубку.

После этого мы связались с партнером-франчайзи, владеющий пиццериями в Южном Медвеково. Как оказалось, в одной из пиццерий в туалете была действительно обнаружена "закладка" наркотических веществ. Обнаружил ее сотрудник пиццерии, производиший уборку. Управляющий пиццерии вызвал полицию. Они все оформили, зафиксировали.

Мы обсудили с партнером этот звонок и не придали ему большого значения.

Сегодня полчаса назад опять получаю звонок с неизвестного номера от девушки:- Здравствуйе, это следователь отдела полиции Южное Медведково. Вы обязаны явиться в качестве свидетеля на допрос.- Подскажите, пожалуйста, допрос в качестве свидетеля по какому делу?- Я не обязана это говорить.- Это связано с найденными наркотиками в пиццерии?- Я не обязана вам ничего говорить. Вы должны явиться на допрос.- Дело в том, что мне уже звонил ваш коллега из Южного Медковов и он мне говорил о том, что дело связано с найденными наркотиками. Вы знаете, я бы хотел вам помочь, но не имею отношения к управлению пиццерии в Медведково. У нас большая сеть и большая компания. Пиццерий очень много. Я даже не имею юридического отношения к данной конкретной пиццерии. Эта пиццерия принадлежит и упраляется нашим партнером-франчайзи. Пиццерия - публичное место, если в ее туалете что-то найдено, как я могу вам помочь? Я точно могу помочь в качестве свидетеля?Также как и в первый раз говорит очень жестко, давит:- Я не буду вам ничего объяснять. Вы обязаны явиться на допрос.- Вы можете прислать мне официальный письменный запрос?- Нет. Не обязана.- А как вы удостоверитесь, что я действительно Федор Овчинников? Откуда у вас мой личный мобильный номер?- Номер получен от надежных источников.- А почему я должен быть уверен, что вы именно следователь района Южное Медвеково, а не кто-либо иной? Я же не вижу ваши документы?- Слушайте, вы должны явиться на допрос.- Я достаточно занятой человек. У меня очень плотный график. Мне даже записать ваш адрес сейчас неудобно, нет ничего под рукой.- Я вам вышлю SMS.- Ок, высылайте, но я в любом случае проконсультируюсь с юристами по поводу письменного запроса. Я уважаю вашу работу и готов исполнять законные требования, но у меня очень мало времени. До свидания!

Кладу трубку. Опять звонок:- Почему вы бросаете трубку? Скажите, когда вы сможете явиться на допрос? Если в не явитесь, мы приведем вас силой.- Мне надо уточнить правомерность ваших требований. Я даже не знаю от вас, свидетелем по какому делу я прохожу... Вы не сказали мне это.- Не перебивайте меня. Я сказала, что если вы не явитесь, мы доставим вас с помощью сотрудников полиции. Вам понятно? В какое время, вы явитесь?- У меня плотный график, я вам так сразу в принципе не могу сказать по свободному времени. Давайте я проконсультируюсь с нашими юристами. Жду от вас SMS. Извините, всего доброго.

Получил SMS. Обсудили с юристами. Оказывается, действительно следователь вправе вызывать свидетеля по телефону, но должен сообщить по какому делу. Следователи этим пользуются. Если два раза не явиться, действительно могут отправить наряд и привезти силой.

С учетом того, что и следователь, и оперуполномоченный, говорили со мной крайне агрессивно, давили, и сам вызов меня свидетелем по этому делу (хотя я официально не знаю даже по какому) достаточно подозрительны, мы решили, что мне нужна будет помощь адвоката.

Друзья, если среди вас есть адвокаты с опытом подобной практики или среди ваших знакомых, буду рад вашей помощи. Пишите на почту [email protected] Заранее спасибо!

■il Билайн LTE 15:58 О ¡Message Today 14:59 Уведомляю Вас, что 02 февраля 2018 года в 11 часов 00 минут Вам необходимо явиться в отдел ОМВД России по району Южное Медведково г. Москвы для допроса в качестве свидетеля. Отдел расположен по адресу: г. Москва, Ясный проезд, д. 23. The sender isПост от 07 февраля

Я шел сегодня на допрос в ОВД по району Южное Медведково с уверенностью, что все это просто какое-то глупое недоразумение. Вышел пару часов назад с ощущением нереальности происходящего. Мы обсудили с адвокатом и решили, что нам стоит сделать историю максимально публичной. Напомню, что произошло (https://vk.com/wall2329974_69915).

На прошлой неделе мне на мобильный телефон позвонил следователь из Южного Медведково и вызвал на допрос в качестве свидетеля по делу о “распространении наркотиков в наших пиццериях”. Мне было известно, что в конце прошлого года в одной из московских пиццерий в туалете нашли “закладку” каких-то запрещенных препаратов. “Закладку” обнаружили сотрудники пиццерии, а владелец пиццерии вызвал полицию. Юридически я не имел отношения к этой пиццерии, так как она принадлежала и управлялась нашим партнером-франчайзи. Так как я не знал ни дела, по которому меня вызывали, ни человека, представившегося следователем, я попросил выслать повестку в письменном виде, на что звонивший пообещал доставить меня на допрос с помощью полиции, если я не отреагирую. После этого мы решили работать с адвокатом, вместе с которым мы сегодня были на допросе в Южном Медведково.

Что нам сразу же сообщил следователь? Возбуждено уголовное дело по статье 228.1 пункт 5 "Незаконные производство, сбыт или пересылка наркотических средств в особо крупных размерах” с наказанием вплоть до пожизненного заключения. Дальше началось самое интересное.

Следователь сказала, что дело к ним пришло из Центра. На Петровку, 38 в главное управление МВД России по городу Москва поступило заявление от некой Прониной Е.В. о том, что под прикрытием сети пиццерий я и наш партнер-франчайзи в Москве занимаемся распространением наркотических средств. Поставки идут из Латинской Америки. Для этого я постоянно езжу за границу, где у нас работают для прикрытия всего четыре пиццерии. В заявлении, как сказал следователь, был указан мой мобильный телефон. Дальше дело из центра пришло к ним в Медведково, где была обнаружена “закладка” и теперь они его расследуют на месте.

Мы сразу же задали вопрос, можно ли узнать, подробнее о том, кто такая Пронина Е.В., ее имя и отчество, и был ли проведен ее допрос, ведь это серьезная клевета? Следователь ответила, что такой информации у нее нет, так как заявление пришло на Петровку, 38 по электронной почте, а узнавать информацию о человеке по фамилии и инициалам у МВД возможности нет. Что было дальше?

Следователь рассказала о том, что “закладки” нашли в нескольких пиццериях нашего московского партнера-франчайзи. Первый случай был зафиксирован 23 ноября. Это именно тот случай, когда “закладку” нашли сотрудники пиццерии. У нас, кстати, как раз в этот день был День Директора, когда все руководители работают на кухне в месте с командами пиццерий. Дальше вопросы были примерно такие: “Федор Владимирович, почему же вы, являясь генеральным директором “Додо Пиццы”, не знаете, что у вас в сети осуществляется сбыт наркотиков?”. Мы поправляли: “не сбыт”, а просто некая “закладка”, которую обнаружили в одном известном мне случае сами сотрудники пиццерии, а о других случаях мне ничего неизвестно. Дальше я долго объяснял, что я не имею юридического отношения к операционной деятельности франчайзинговых пиццерий. Собственно весь допрос заключался в установке моей связи с пиццерией в Медведково, а также моих отношений с партнером-франчайзи, владеющим пиццериями в Москве. Например, следователя интересовал вопрос, сколько раз в месяц я звоню нашему партнеру, поздравляю ли с Днем Рождения?

В процессе допроса следователю понадобилось что-то посмотреть и она открыла документ, внизу которого была подпись от руки и имя Пронина Екатерина Викторовна. Я указал следователю на этот документ и спросил, почему она сказала нам про обвинение электронной почте, если перед нами лежит письменно заявление Прониной Е.В. Следователь смутилась и ответила, что было еще письменное заявление, которое обнаружили в ящике для анонимных заявлений на Петровке, 38. Адвокат попросил ознакомиться с заявлением и следователь дала нам его прочитать. Оно было напечатано на бумаге, а подпись была сделана от руки. В заявлении были указаны пиццерии с адресами, в которых по мнению Прониной Е.В. осуществляется “сбыт”, озвученная ранее следователем история про поставки из Латинской Америки и истинную цель моих поездок зарубеж, мой мобильный телефон и электронная почта для связи - [email protected] На заявлении в углу стояла огромная печать с надписью ФСБ и датой 1 ноября. Кто такая Пронина Е.В. по словам следователя никто не знает. Мы спросили, будут ли её искать и не получили конкретного ответа.

Итак, что мы имеем? На Петровку, 38 поступает в письменном и электронном виде одновременно заявление от некой Прониной Е.В. с серьезнейшим обвинением. Лично с Прониной Е.В. по словам следователя никто не общался. Никто ее не видел. Личность не устанавливали. 1 ноября заявление попадает в ФСБ, а 9 ноября, судя по штампу, попадает в ГУВД. 23 ноября сотрудники пиццерии в Медведково нашли в люке “закладку” каких-то веществ и вызвали полицию. Дальше сотрудники полиции начинают находить “закладки” в других пиццериях - ни я, ни франчайзи об этом не знаем. Дальше возбуждается дело о распространении наркотиков в особо крупных размерах. Меня и партнера-франчайзи вызывают на допрос. Дальше, как сказал следователь, дела конкретных пиццерий объединяются и передаются на верх. А что будет дальше? Можно погрязнуть в допросах, а свидетель может легко быть переквалифицирован в подозреваемого с подпиской о невыезде.

Это все кажется фантастикой? Латинская Америка? Пиццерии заграницей для прикрытия? Я слушал все это и хотелось себя ущипнуть, чтобы поверить в реальность происходящего. Мне кажется, самому следователю, молодой красивой девушке, было неловко от всего этого. Перед уходом я подарил ей нашу книгу - о том, как команде "Додо Пиццы” удается двигать горы и менять мир (http://book.dodopizza.info). И знаете, мы не планируем останавливаться. Мы будем дальше прикладывая все наши силы, чтобы менять мир вокруг нас. Как только я опубликую эту заметку, кто-то в комментариях напишет: “Дядька, чего же ты хотел… Это Россия!”. Пожалуйста, не пишите. Я не знаю, кто это устроил, но они не заставят меня разлюбить нашу страну, людей вокруг, стать унылым пессимистом. Здесь живут прекрасные люди. Они окружают и вдохновляют меня каждый день. Мы не остановимся, не озлобимся, не перестанем вести в России честный и открытый бизнес, доказывать своей работой, своим трудом и энергией, что это возможно. Здесь. Чтобы не случилось.

Что дальше? Мы напишем заявление о клевете. Будем искать некую Пронину Е.В. Еще будем максимально публично освещать эту историю. Публичность - моя главная защита. Я уверен, что подавляющие большинство сотрудников МВД - нормальные порядочные люди, которые делают сложную работу, и им сейчас стыдно из абсурдности происходящего.

Хочу пожелать всем предпринимателям не попадать в подобные ситуации, а если попали, не идти на компромиссы, быть открытыми, только так мы можно что-то поменять.

Заранее спасибо за репост, публичность - наша защита.

прочти меня и узнаешь, как команде «Додо Пиццы» удается двигать горы и менять мир,пицца,приколы про еду,полиция,Россия,все плохо,наркотики,длиннопост,додо пицца

joyreactor.cc


Смотрите также